Регистрация

29 мая прошла Ежегодная конференция НАУФОР «Российский фондовый рынок 2015»

Куда движется российский фондовый рынок? Ни регулятор, ни профессиональное сообщество пока не готовы к приходу массового внутреннего инвестора. Причем это никак не связано с климатом и атмосферой, а касается обычной бумажной волокиты, считает автор блога ГИФА Александр Абрамов.



29 мая прошла Ежегодная конференция НАУФОР «Российский фондовый рынок 2015 – В ТУМАНЕ НЕИЗВЕСТНОСТИ». Хорошее мероприятие, чтобы послушать разные мнения.

 

Перечислю то, что узнал нового для себя, и, что показалось интересным:

 

1. У участников фондового рынка несколько разные взгляды на текущее состояние фондового рынка. Руководители НАУФОР смотрят на ситуацию без лишнего пессимизма, но несколько более критично («туман неизвестности»), чем, скажем, представитель Московской биржи. Самыми беззаботными выглядели представители Банка России: у них много планов, идет активная работа над документами, они, видимо, хорошо знают, что нужно делать. 

 

2. Что оптимистичного в текущей ситуации видит председатель Правления ПАО Московская биржа А.К.Афанасьев: у нашего рынка самый низкий мультипликатор P/E, значит скоро придут инвесторы; быстро растет доля внутренних частных инвесторов на рынке рублевых облигаций, юаня, драгметаллов и валютных облигаций; по 36 выпускам самых ликвидных акций Московская биржа побеждает Лондонскую; торговля становится глобальной, а листинг национальным, то есть в течение двух последних лет на иностранных биржах не появилось ни одного нового российского эмитента; нужно переориентироваться на внутреннего клиента, нужны более сложные продукты, включая хедж-фонды. Не буду комментировать все указанные тезисы, лишь замечу, что мысль о переориентации биржи на внутренний рынок мне показалась самой сильной. Будем следить за реальностью. 

 

3. Все – регуляторы и СРО понимают, что в текущей туманной атмосфере, трудности можно сгладить за счет законодательных новаций. Пока в этой области законодатель  охотно идет рынку на встречу. Вот примеры таких обсуждаемых мер: предложения о льготах по НДФЛ по купонным доходам по облигациям; увеличение льгот по ИИС с 400 тыс. руб. до 1000 тыс. руб. при первом взносе; сокращение периода владения ценными бумагами при льготах в рамках ИИС с 3 лет до 1 года; введение системы гарантийных взносов по сохранности средств на  ИИС при неплатежеспособности брокера или мошенничествах; облегчение взаимодействия в рамках ЭДО брокеров, управляющих и их клиентов. Все вроде по делу.

 

4. На что жаловались (предлагали) руководители брокерских компаний и УК: макро-условия такие, что работать трудно (Атон, БКС); не можем создать интересных продуктов и нет хороших каналов дистрибуции (ВТБ Управление активами и некоторые другие); низкая монетизация (Еврофинансы); засилье и легализация ФОРЕКСа (БКС); исчезновение ликвидного рынка коротких денег, нет ликвидационного неттинга (Голдман Сакс); невозможность для инвестирования средств с ИИС в УК в ПИФы (Сбербанк Управление активами); чрезмерная ориентация биржи на нерезидентов до недавнего времени;  у мегарегулятора плохо с развитием, нужно самостоятельное агентство; рост регулятивной нагрузки (НП РТС, Финам, Еврофинансы, региональные брокеры); биржа перекладывает свои издержки на участников (НП РТС); брокерская инфраструктура не готова к ИИС (НП РТС); до еще выживших региональных брокеров слабо доходит информация о планируемых изменениях законодательства, что мешает им строить собственную стратегию развития; незащищенность владельцев профессиональных аттестатов от произвола регулятора (Алор).

 

5. С небольшим, но содержательным сообщением о проведенном по заказу Банка России исследовании о моделях брокерского бизнеса выступил Я.М. Миркин (Еврофинансы). Они изучили много разных компаний и пришли к выводу о том, что на российские небанковские финансовые организации еще рано распространять культивируемую после кризиса модель регулирования так называемого «теневого банкинга».  Трудно не согласиться с таким мнением. Единственно, что мне показалось спорным в выступлении Я.М. – это отнесение им к разряду теневого банкинга традиционных взаимных фондов (кроме фондов денежного рынка) и брокеров, что, по моему мнению, не соответствует стандартам Совета по финансовой стабильности. Некоторые опасения вызывает то, что ЦБ хочет сверху навязывать рынку какие-то «модели бизнеса». Нетрадиционный подход, каждый все же должен заниматься своим делом, бизнес – бизнесом, ЦБ – регулированием и надзором.  Надеюсь, что, если ЦБ все же опубликует полученные результаты исследования мои страхи окажутся напрасными.

 

6. Каждый раз на таких конференциях пытаюсь понять стало ли лучше с регулированием после создания мегарегулятора. По итогам данного мероприятия – для себя сформулировал вывод, что пока нет. Выступления представителей ЦБ были достаточно профессиональны, но в них все же преобладал «менторский тон». Готовьтесь к тому, что мы сделаем то-то. Не понятно, зачем на стагнирующем несколько лет рынке надо полностью переписывать всю нормативную базу без оглядки на издержки участников и инвесторов. Оперативность принятия документов не ускорилась, конфликты между прежними ведомствами просто перешли в форму противостояния между департаментами ЦБ.

 

А теперь о главном впечатлении.

 

Все же, как мне показалось ни регулятор, ни профессиональное сообщество пока не готовы к приходу массового внутреннего инвестора. Причем это никак не связано с климатом и атмосферой, а касается обычной бумажной волокиты.

 

Многие выступавшие брокеры жаловались на рост регулятивной нагрузки. Регулятор выпускает слишком много документов, внутри компаниям приходится наращивать штат обслуживающего персонала (контролеров, юристов, бухгалтеров, бэк-офицеров) на фоне стагнирующего бизнеса. Я.М. Миркин сказал, что по его расчетам, примерно за год объем нормативных актов ЦБ составил около 600 страниц. Начальник департамента развития ЦБ уверяла, что нагрузка на брокеров не растет, ну всего лишь введен ежедневный дистанционный мониторинг, выросли требования контроля за отмыванием (однако сотрудники Росфинсмониторинга сами за это переживают), опубликован для обсуждения новый план счетов для некредитных финансовых организаций, скоро всем надо будет переходить на МСФО. Представитель подразделения по регулированию профучастников минут 20 рассказывала о том, какие нормативные акты ожидают брокеров и других профиков в ближайшие месяцы. Я уж не говорю про массовые законодательные инициативы.

 

Наблюдая столь упоительную дискуссию, я сидел и думал, как плохо быть инвестором на таком рынке. Вот недавно в октябре 2014 г. на мою жалобу по поводу конфликта с одним из брокеров, от которого я как клиент еле унес ноги, я получил ответ из Службы по защите прав потребителей финансовых услуг и миноритарных акционеров ЦБ, ключевую фразу из которого  приводу ниже:

 

Здесь же на конференции выясняется, что за год ЦБ принимает по 600 страниц правил, которые брокеры и банки должны исполнять, плюс беседы вокруг ежедневной финансовой отчетности. Если я правильно понял слова президента ФГ «БКС» О.Михасенко, то в этой компании работает 27 юристов. Наверное, часть из них работает только на регуляторов.    Жаль, что на конференции, наверное, не было представителей службы Банка России, которые написали мне столь любезное письмо. Возможно, они бы узнали для себя много нового.

 

Но дело не в них. Помимо них на конференции не было главного участника рынка – самого частного инвестора, даже, выражаясь фигурально, его духа. Представители отрасли и регулятора продемонстрировали удивительную способность находить взаимопонимание и взаимного интереса между собой, не обращая внимания на этого персонажа. А я вот думал, чтобы осмысленно инвестировать частный инвестор должен:

 

-Прочитать массу федеральных законов о рынке ценных бумаг и т.п., которые изменяются несколько раз в год;

 

-Прочитать написанные сложным языком многочисленные, совершенно несистематизированные приказы Банка России и прежнего регулятора (для начала их надо найти где-то в интернете, и понять действуют они или нет);

 

-Прочитать стандарты СРО и другие важные документы, письма ЦБ в ответ на письма СРО;

 

-Самое главное – надо внимательно читать договоры и особенно Регламенты брокерской и депозитарной деятельности (это самые опасные для потребителя финансовых услуг документы; регламенты приминаются брокерами в одностороннем порядке и, как правило, бесконтрольно в интересах самих брокеров).  

 

Это невозможно сделать. Можно, конечно, не читать. Просто подмахивать приходящие к вам документы. Но это, согласитесь, не очень-то правильно.

 

Поэтому я думаю, что нынешний рынок брокерских услуг и услуг по индивидуальному доверительному управлению в том виде в каком он существует, даже несмотря на позитивные новации и появление мегарегулятора, пока не годится для частного инвестора. 

 

 

И регулятору, и СРО, и его участникам надо понять, что они нужны для того, чтобы правильно «продать» инвестиционный продукт частному инвестору. Для этого цепочка стоимости должна работать эффективно, где каждое звено работает не на само себя, а на конечный результат. И продаваться инвестору должен уже законченный вариант продукта, а не «завтраки» из области регулирования, налогообложения и организации бизнеса.

 

Александр Абрамов – профессор департамента финансов ВШЭ, заведующий лабораторией анализа институтов и финансовых рынков ИПЭИ РАНХиГС



Комментарии (0)


Добавить комментарий





Разрешённые теги: <b><i><br>Добавить новый комментарий:


Наши партнеры